вторник, 26 мая 2015 г.

Либерман сообщил министру финансов условия поддержки бюджета

Фото: Михаил Фейгин
Вечером в понедельник, 25 мая, состоялась встреча между главой партии "Наш дом Израиль" Авигдором Либерманом и министром финансов Моше Кахлоном. Как сообщили редакции NEWSru.co.il в окружении лидера НДИ, в ходе встречи Либерман сообщил, что фракция будет готова поддержать правительственный проект бюджета, а также реформы, запланированные новым министром финансов, в том случае, если в бюджете будет фигурировать "решение наиболее актуальных для русскоязычной общины вопросов".

В частности, речь идет о решении проблем пенсий для тех, кто репатриировался после 40 лет, увеличении аренды на съем жилья, а также ограничении действий компаний по найму и обеспечении прав работников этих фирм.

Сообщается также, что Либерман и Кахлон договорились о создании рабочей группы, курировать которую будут представители НДИ, ранее занимавшиеся продвижением данных вопросов в Кнессете и знакомые со всеми деталями этих тем.

"Главы партий уже много лет поддерживают теплые личные отношения, и сегодня благодаря этим отношениям лидеров председатель партии НДИ, даже работая в оппозиции, сумел добиться внесения столь важных пунктов в бюджетный план правительства", - отмечают в окружении Либермана.

понедельник, 25 мая 2015 г.

Либерман: Нетаниягу ставит под угрозу отношения с США, коалиция парализовала работу важнейшей комиссии Кнессета

Фото: Михаил Фейгин
На заседании фракции "Наш дом Израиль" 25 мая ее лидер Авигдор Либерман подверг резкой критике последние действия главы правительства Биньямина Нетаниягу в качестве министра иностранных дел. Бывший глава МИДа недоволен в первую очередь состоянием двухсторонних отношений Израиля и США, а во вторую — последними кадровыми решениями Нетаниягу.

"Я был очень рад в минувший уикенд вновь убедиться, что руководство США — наши верные друзья, и хочу поблагодарить за это президента США. Трудно представить, какими неприятностями нам грозило принятие египетской инициативы", — сказал Либерман, имея в виду отказ США поддержать в ООН инициативу Египта по ядерному разоружению.

"Главе правительства необходимо понять, что оппортунизм во внешних сношениях неприемлем. Нельзя затевать публичные ссоры с США и тут же благодарить их. Разногласия должны разрешаться при закрытых дверях".

25 мая также стало известно, что Нетаниягу решил сместить гендиректора МИДа Нисима Бен-Шитрита и назначить на его место своего давнего приближенного Дори Голда — опытного дипломата, в прошлом занимавшего пост посланника Израиля в ООН. Эта замена подверглась критике со стороны практически всех оппозиционных партий, и Либерман не стал исключением.

"Никакие точечные назначения не могут заменить четкую политическую линию. Нетаниягу назначил своего приближенного гендиректором, раздал посты еще кое-кому — но при всем этом у МИДа нет четкой и ясной политики. Мы за "два государства для двух народов" или против? Речь в Бар-Илане еще в силе или уже нет?"

"Палестинцы идут на эскалацию в международной сфере, от этого не уберечься. МИД не инструмент для сведения счетов или раздачи льгот. Необходимо взять на вооружение четкую политическую линию".

При этом Либерман отмежевался от "левых" коллег по оппозиции: "Что касается НДИ, наша линия — общее урегулирование на региональном уровне, а не отдельные попытки договориться с палестинцами. Те, кто считают, что можно достичь стабильного договора, с безопасностью и миром, путем переговоров с палестинцами — ошибается".

Последним пунктом Либерман подверг критике ситуацию в Кнессете: "То, что творится в Кнессете с назначениями в комиссиях, неразбериха с тем, кто и где заседает, фактически парализовала Кнессет".

"Комиссия по иностранным делам и обороне обязана работать вне зависимости от того, кто в коалиции, а кто в оппозиции. Впервые на моей памяти у комиссии до сих пор нет председателя, и она не функционирует".

"То, что не могут договориться о личности председателя, еще можно пережить, но то, что комиссия не работает — позор. Мы обратились к спикеру Кнессета и рассчитываем, что он обратит внимание на эту ситуацию".

Либерман: правительство взяло курс против "русских". Интервью

Фото: Михаил Фейгин
Одним из ключевых вопросов, которые стояли на коалиционных переговорах, был вопрос о гиюре. Несмотря на значительные изменения, которые удалось провести в прошлом правительстве, вновь сформированный кабинет собирается, судя по всему, сделать шаг назад в этом вопросе.

Как ранее сообщал "Курсор", председатель партии НДИ Авигдор Либерман резко раскритиковал правительство за намерение упразднить закон о гиюре. По мнению Авигдора Либермана, государство должно всячески содействовать тем нееврейским гражданам страны, которые хотят перейти в иудаизм, а не чинить им препятствия.

Так, например, Либерман напоминает, что прошлым составом кнессета была утверждена законодательная инициатива о либерализации процесса перехода в иудаизм. Среди прочего она предполагает свободу выбора в вопросе, где проходить гиюр, а также наделит городских раввинов полномочиями по проведению обряда. При этом выданные городскими раввинами свидетельства о прохождении гиюра будут признаваться государством без подтверждения раввинатским судом.

Редакция "Курсора" связалась с Авигдором Либерманом и задала ему несколько вопросов, касательно ситуации с гиюром в частности и новым составом правительства вообще.

- Почему гиюр стал настолько принципиальным вопросом для НДИ?

- Потому что именно эти положения сегодня находятся под угрозой, и правительство готовится отменить все то ,что было уже сделано. Мы реально добились ряда вещей, таких, как вопрос о регистрации брака в любом городе, что, собственно, совершенно не противоречит никаким религиозным положениям. Трудно понять, почему раввин, который может регистрировать браки жителей Кирьят-Шмоны, не может регистрировать браки в Эйлате. Это искусственное создание трудностей.

Также и с гиюром – мы провели ряд решений, которые облегчили переход в иудаизм, все эти соглашения достигнуты в ходе очень долгих переговоров, а теперь все это отменяется, чтобы наоборот усложнить и ужесточить процедуру принятия иудаизма для тех, кто этого хочет. Я об этом писал на своей странице в социальной сети Facebook.

И не секрет, что в первую очередь это все направлено против русскоязычных жителей – как и другие действия этого правительства.

- Какие например?

- Например, отмена виз с Белоруссией. Мы с Белоруссией договорились, все подписано – и тут вмешивается юридический советник правительства, который останавливает ратификацию договора, потому что она приходится на предвыборный период. Сколько времени прошло после выборов? Правительство никак не соберется утвердить это соглашение, и когда оно еще соберется для ратификации этого договора, никто не знает.

Точно так же, как и вопрос решения пенсионных проблем для выходцев из СНГ, как вопрос о субподрядчиках, конторах по найму…

- Однако, сегодня появились сообщения о том, что новый министр финансов Моше Кахлон договорился с Гистадрутом о ликвидации посреднических контор?

– Давайте подождем конкретных действий, Пока что это только общие фразы. Знаете, какова общая стоимость коалиционных соглашений? 9 миллиардов шекелей! Сколько из них выделено на алию и абсорбцию? Ни одного! Ни одного шекеля, не то, что миллиарда!
Это очень показательно. Это правительство характеризует яркая неприкрытая направденность против репатриантов вообще и русскоязычных репатриантов в частности. Нетаниягу еще до того, как распустил кнессет, все отдал ультраортодоксам, они ему более близки естественные союзники.

понедельник, 18 мая 2015 г.

Почему мы не присоединились к правительству?

Фото: Михаил Фейгин
Фракция "Наш дом Израиль" сделала принципиальный выбор: несмотря на заманчивые предложения и министерские посты, нас важней ключевые позиции партии и представление интересов избирателей.

1. В нашем решении нет ничего личного – ни гнева, ни мести. Наша единственная приверженность и главное обязательство – следовать основным принципам и идеологической платформе партии, действовать во благо интересов своих избирателей.
Мы обозначили свой путь задолго до выборов и остаемся верны ему после окончания предвыборной кампании.
Когда Ликуд одержал однозначную победу на выборах, мы порекомендовали президенту страны возложить формирование правительства на Нетаниягу, не устраивая торг. Когда же выяснилось, что Нетаниягу "продал" все принципы и все бюджетные ресурсы ультраортодоксальным партиям, стало ясно, что вход партии НДИ в коалицию невозможен.

2. Коалиционные соглашения включают пункты, противоречащие нашим принципам, а важные для нас законопректы и реформы исключены из договоров. Премьер министр и его главные партнеры по коалиции всеми силами продвигали закон о еврейском характере государства. По их мнению это был чуть ли не самый важный закон, из-за которого развалилось правительство. В новых же коалиционных соглашениях все упоминания о нем были удалены по требованию партии "Яхадут ха-Тора". Как государство Израиль сможет объяснить мировому сообществу и нашим соседям, что это государство еврейского народа, если премьер-министр и его партнеры отказались от этого законопроекта с тем, чтобы ублажить партию, не являющуюся сионистской.

3. Если бы мы вошли в коалицию, то не смогли бы объяснить, как правительство, которое называет себя
национальным, отменяет "равное распределение бремени" в воинской службе, не обязуется уничтожить ХАМАС в секторе Газы, отказывается ввести смертную казнь для террористов, прекратило строительство в еврейских кварталах Иерусалима и поселений, и многое другое.

4. Отмена закона об ограничении количества министров. В то время, как правительство рекомендует гражданам страны "затянуть потуже пояса", премьер-министр увеличивает количество министров и зам. министров, чем явно показывает народу, насколько для него "важны" слабые слои населения, увеличение репатриации, улучшение качества жизни в стране.

5. Неприемлема также отмена закона о гиюре, который был принят в прошлой каденции в помощь новым репатриантам, оставившим позади свою налаженную жизнь и приехавшим в Израиль, чтобы реализовать свое право свободно жить в еврейской стране.

6. Мы считаем, что выделение огромных денежных ресурсов для сферы просвещения ультраортодоксального сектора, в учебные программы которых не входит изучение основных наук, это увековечивание бедности в последующих поколениях. Мы неоднократно подчеркивали, что всецело поддерживаем интеграцию ультрарелигиозного сектора в израильском обществе, поэтому выделенные ресурсы должны идти на изучение основных наук, профессиональную квалификацию и помощь в трудоустройстве.

7. Мы ни в коем случае не можем войти в коалицию и подписать коалиционные соглашения в том виде, в котором их подписали другие партии, когда в этих соглашениях нет ни слова о репатриации и абсорбции. Во время предвыборной кампании Нетаниягу и высокопоставленные представители Ликуда выступали ежедневно в русскоязычных СМИ и громогласно обещали золотые горы выходцам стран СНГ в Израиле. Используя все возможные платформы СМИ, Нетаниягу щедро одаривал русскоязычную общину конкретными обещаниями в обмен на их голос на выборах. Другие партии, которые вошли в коалицию, также рассыпались в бесконечных обещаниях в погоне за "русскими голосами", а сегодня в своих коалиционных требованиях успешно проигнорировали темы репатриации и абсорбции, необходимость решения пенсионного вопроса, проблемы работников компаний по найму, необходимость увеличить пособия по квартплате и многие другие вопросы. Список проблем репатриантов, которым не нашлось места в коалиционных соглашениях, слишком длинный и непростительный.

По всем этим причинам у нас не было другого выбора – только уйти в оппозицию. Мы будем бороться и защищать интересы Израиля и его граждан, где мы бы ни были, и посвятим этому все свои силы и возможности.

суббота, 16 мая 2015 г.

Раздача слонов, или Хроника пикирующей коалиции

Фото: из личного архива
В четверг поздно вечером из трубы Кнессета наконец-то повалил белый дым. Правительство все-таки было создано. В результате нечеловеческих усилий, головокружительных кульбитов и откровенного, как фильмы для взрослых, базарного торга. Израильская политика повидала все, но в этот раз главе правительства, депутатам от "Ликуда" и главам вошедших в коалицию партий удалось побить все зафиксированные до сего дня рекорды цинизма и беспринципности, конформизма и дешевого политиканства.

Когда государство включает печатный станок и начинает выпускать избыточную денежную массу, это приводит к ее обесцениванию. Когда премьер-министр начинает штамповать министерства и должности, ничем не ограничивая полет своей буйной фантазии, то это неизбежно ведет к инфляции доверия к власти в обществе, к девальвации престижа самого государства.

Но создается впечатление, что всех вышеперечисленных это нисколько не заботит. Они думают только о том, как побольше урвать сейчас, как слепить конфетку из того, что есть. В бешеной гонке на выживание, в беспощадной войне за свое место под солнцем (или попросту за министерский портфель) нет места для стыда и сантиментов, принципов или самоуважения. На тернистом пути к заветному креслу все средства хороши. А глава правительства с производительностью генератора случайных чисел выдумывает новые министерства и посты в самых затейливых сочетаниях, чтобы удовлетворить максимальное число клиентов. Как говорится, пусть никто не уйдет обиженным.

В шумном балагане

Но как тут не обделить кого ненароком? Портфелей мало, страждущих — легион. И начинается торг, какого еще не видел рынок Махане Йегуда, представление, пред которым блекнут и меркнут древнегреческие трагедии, "Мулен Руж" и елка в Кремле.

В преддверии голосования в Кнессете депутат от "Ликуда" Аюб Кара, страстно желавший получить министерский пост — неважно какой, но так и не добившийся заветного портфеля, занемог. И вместо голосования отправился в больницу "Хадасса Эйн-Карем", чтобы поправить пошатнувшееся здоровье. Но Биби-чудотворец пообещал ему по телефону портфель заместителя министра регионального развития, что самым благотворным образом повлияло на самочувствие друзского депутата: он воспрял духом и телом, немедленно вернувшись в Кнессет.

Гилад Эрдан, второй номер в списке "Ликуда", заявил, что не согласен на меньшее, чем двойной портфель министра внутренних дел и министра внутренней безопасности. Но Нетаниягу счел негожим разбазаривать ценные портфели на одного человека, к тому же потенциального конкурента, и Эрдану отказал. Тот оскорбился и уехал куда глаза глядят, предварительно отключив мобильник. С большим трудом приближенным Нетаниягу удалось его разыскать и вернуть обратно, чтобы он принял участие в церемонии приведения правительства к присяге.

Сильван Шалом, претендовавший на портфель министра иностранных дел, от которого отказался Авигдор Либерман, затаился в дебрях израильского парламента, не подавая признаков жизни, пока не получил в качестве компромисса от Биби посты вице-премьера и министра внутренних дел.


Министры по делам получения министерской зарплаты

Новоявленное правительство состоит из 25 членов: 19 министров с портфелями, 2 министров без портфелей и 4 заместителей министров. Распределение портфелей — просто кладезь для любого составителя сборника анекдотов. Премьер-министр оставил за собой портфели главы МИДа (по слухам, на тот случай, если Герцог все-таки согласится присоединиться к коалиции), министра связи и здравоохранения. Офир Акунис будет министром при Министерстве связи. Не министром связи — а министром при министерстве.

Исраэль Кац останется министром транспорта, но помимо этого получит портфель министра по делам разведки. Столь причудливое сочетание должностей вызвало неподдельное веселье у политических комментаторов. И действительно, почему бы, ради экономии средств, не объединить эти два министерства в одно?

Ярив Левин тоже сочетает несочетаемое: он министр внутренней безопасности, министр туризма и министр по связям правительства и Кнессета. Как говорится, три в одном. В каждую руку по министерству, а связи можно вертеть и ногой. Но для Гилы Гамлиэль премьер-министр приготовил нечто особенное: она назначена министром гендерного равенства, равноправия меньшинств и поддержки молодых, а также пожилых граждан. Не больше, не меньше. Можно было назвать короче: министерство смычки мужчины и женщины, эллина и иудея, младого и старого. Ну, не короче, так поэтичнее.

Все это было бы смешно, если бы праздник невиданной щедрости и фестиваль неуемной фантазии не оплачивался из кармана налогоплательщика. Затасканная фраза, но что поделаешь? За нею — рабочие, которые трудятся по 12 часов по будням и выходным, выстаивают ночные смены, лишь бы заработать несколько дополнительных шекелей и не увязнуть еще глубже в банковском "минусе". За нею медсестры и водители грузовиков, охранники и кассирши в супермаркетах. Те, кто вынужден считать каждый заработанный шекель. Вся эта раздача слонов — за их счет. Кто-то скажет: они сами выбрали себе такое правительство. Но является ли это оправданием для заигравшихся политиков?

Пойдут на все, включая отступление

Впрочем, правительство так или иначе висит на волоске. Это его перманентное состояние. В коалиции — 61 депутат. В оппозиции — 59. Стоит министру или депутату от коалиции подхватить какую-нибудь чумку и вследствие этого не выйти на работу — и все. Сушите весла, сэр. Вотум недоверия, новые выборы.

Казалось бы: ну и хорошо, фарс и так слишком затянулся. Дешевле провести новые выборы, чем оплачивать бесконтрольное разбазаривание госбюджета. Вот только нет никакой гарантии, что избирателя посетит озарение и он прекратит пляску на граблях, отдав свой голос не за беспринципных оппортунистов, умеющих эффективно промыть мозги, а за тех, кто руководствуется принципами, кто способен реформировать ущербную систему.

Но есть еще один очень серьезный фактор, о котором сказал накануне, выступая на пленарном заседании Кнессета, Авигдор Либерман. Новое правительство не может называться правым и представляющим национальные интересы страны. Поскольку его общий знаменатель — собственное политическое выживание, то оно неизбежно поддастся нажиму извне и пойдет на уступки палестинцам.

Поэтому чем скорее оно падет, тем лучше для Израиля. По крайней мере, оно не успеет совершить то, что потом невозможно будет исправить — очередное Осло или "размежевание".

Михаил Фейгин, 9tv.co.il

пятница, 15 мая 2015 г.

Либерман подводит счет, МИД идет в неизвестность

Фото: Михаил Фейгин
После решения руководства НДИ о переходе в оппозицию, бывший министр иностранных дел Авигдор Либерман рассказал порталу IzRus об итогах своей работы, о состоянии и перспективах внешней политики Израиля.

Почему МИД?

В марте 2009 вы стали министром иностранных дел. Почему именно главой МИДа?

В 2009 году, когда закончилась предвыборная кампания, НДИ стала главным сюрпризом: мы набрали 15 мандатов. Было ясно, что главный портфель, который мы можем получить, это министерство иностранных дел. Оно считалось этаким заповедником истеблишмента, куда "русских" еще не пускали. Истеблишмента высокомерного, не живущего реалиями и интересами нашей страны. Было важно "встряхнуть" МИД, заставить его работать в соответствии с новыми приоритетами.

Напомню, что мы это делали в большом блоке. У нас было и Минабсорбции, и Минтуризма, и министерство внутренней безопасности. МИД был частью наших общих усилий на благо страны в целом и репатриантов в частности. Выбор в пользу МИДа был правильным, однозначно.

Как вас приняли?

Конечно, мое вступление в должность было встречено взрывом негодования. Помню, как в прессе меня называли "царь иностранных дел" вместо "сар" (министр) и рисовали в русской царской форме с эполетами. За рубежом это назначение вызвало большой интерес, журнал "Тайм" включил меня в сотню самых влиятельных людей мира. Мировой политический истеблишмент тоже был ошарашен – в основном, тем стилем, в котором я излагал свою позицию. Я отбросил все дипломатические формулировки, старался говорить самым прямым текстом и не уходить от проблемы, а как можно жестче ее формулировать.

Помню встречу с тогдашним министром иностранных дел Франции Бернаром Кушнером, "врачом без границ", и главой МИД Испании Мигелем Моратиносом. Они вдвоем приехали в Иерусалим. Была очень жесткая беседа. Я им сказал: вы нас давите, не имея на это никаких оснований; решение израильско-палестинского конфликта – долгий процесс, и невозможно волевым решением взять и объявить, что он закончен. Вместо того чтобы давить на палестинцев и арабское окружение вокруг нас, вы давите на своего единственного союзника, единственного представителя западной цивилизации, который разделяет с вами ценности современного демократического общества. Ваше поведение напоминает Мюнхенский сговор, но мы не станем второй Чехословакией – забудьте об этом.

Каким был эффект?

Либерман: Это правительство не является ни правым, ни национальным

Фото: Михаил Фейгин
14 мая председатель партии "Наш дом Израиль" Авигдор Либерман выступил на заседании Кнессета, посвященном  принятию присяги новым правительством.

В своей речи Либерман назвал новое правительство "претенциозным" в своем желании называться правым и представляющим национальные интересы страны. "Общий знаменатель этого правительства – собственное политическое выживание, и каждый здравомыслящий человек понимает это", - сказал он.  "Замораживание средств Палестинской автономии накануне выборов и возвращение денег сразу после,  вряд ли можно назвать "правым" шагом. Отмена санкций за отказ служить в армии, отмена облегченного гиюра и выделение миллиардов религиозным учебным заведениям на и ничего на пенсии и другие нужды репатриантов,  тоже нельзя назвать "заботой о национальных интересах".

По словам Либермана,  покинувшего пост главы МИДа, политика Нетаниягу в Палестинском вопросе заведомо обречена на провал. Единственно возможный путь на сегодня – это принятие доктрины Монро. "Мы должны взять судьбу в свои руки, и международное сообщество обязано принять это и перестать навязывать нам свои сценарии решения конфликта. Они уже "сделали свое дело", разрушив своим вмешательством все возможности урегулирования на Ближнем Востоке. В беседах с международными лидерами я напомнил им, что то, что они сейчас делают с Израилем, схоже с ситуацией с Чехословакией в 40-х годах прошлого века, когда она была "пожертвована" для умиротворения Гитлера".  Либерман заявил, что считает единственно верным сотрудничество с умеренными Арабскими режимами,  которые должны объединить усилия с Израилем в противостоянии радикальным силам Ислама.

"Это правительство не является ни правым, ни национальным. Оно не вызывает доверия избирателей, и не имеет права на существование", - завершил свою речь Либерман.

вторник, 12 мая 2015 г.

Либерман: «Нетаниягу обманул русскоязычных израильтян»

На сегодняшнем заседании фракции НДИ в Кнессете Авигдор Либерман обвинил главу правительства в том, что тот обманул русскоязычных израильтян, сообщает сайт data24.co.il. Свое обвинение лидер НДИ мотивировал текстами соглашений, подписанных «Ликудом» с партиями, вошедшими в правящую коалицию.- Ни в одном из этих соглашений вообще нет упоминания о русскоязычных гражданах страны, в них ничего не говорится ни о повышении пенсий и пособий по старости, ни о социальном жилье, ни о помощи молодым семьям в приобретении квартир, — сказал Либерман. — А между тем именно эти пункты составляли основу предвыборных обещаний Нетаниягу и именно они заставили многих израильтян, говорящих по-русски проголосовать за «Ликуд».

Во время своего выступления лидер НДИ использовал резкие выражения, он назвал главу правительства «лжецом и мошенником» и предрек тому незавидное политическое будущее, потому что карьера политика не должна строиться на обмане.


Либерман рассказал почему разочаровался в Нетаниягу


Биньямину Нетаниягу удалось сформировать свое четвертое правительство, однако ему не удалось убедить присоединиться партию "Наш Дом Израиль" во главе с Авигдором Либерманом, который ушел в оппозицию. В эксклюзивном интервью программе "Израиль за неделю" на канале RTVi Либерман, теперь уже экс-министр иностранных дел, рассказал как углублялась пропасть между ним и премьером.

Бэрримор, все отменяется...

Фото: из личного архива
Вопрос о создании узкой коалиции в 61 мандат — дело решенное. Хотя, не только в "Ликуде", но даже в партии "Еврейский дом" желают создания правительства национального единства с "Сионистским лагерем", о чем недвусмысленно заявил 7 мая депутат Инон Магаль.

Все понимают, что столь узкая коалиция не слишком жизнеспособна и не слишком долговечна. Каждый из участников может в любой момент развалить ее. У каждой из партий есть возможность шантажировать премьер-министра, выбивая бюджеты, посты и продвигая узкосекторальные законы. Принятие госбюджета может стать для этого правительства непосильной задачей.

Но самая большая проблема — это немыслимые суммы, выделенные Биньямином Нетаниягу ультраортодоксальным партиям и отмена в угоду им же законов, с большим трудом принятых в Кнессете прошлого созыва. Очень уж дорого обошлась налогоплательщику покупка лояльности харедим. Это автоматически отбрасывает государство на добрый десяток лет назад.

Одно из главных достижений предыдущего правительства — закон о равном распределении обязанностей и облегчение процедур бракосочетания и гиюра, — перечеркиваются одним росчерком пера. Нетаниягу, как пьяный лорд в известном анекдоте, флегматично объявляет: "Бэрримор, все отменяется..."

И все действительно отменяется. Включается задняя скорость, государство едет назад, давя по дороге тех, кто волею судеб попал под колеса: репатриантов, не успевших заработать пенсии, бесправных работников, занятых через посреднические фирмы, людей, нуждающихся в социальном жилье и др.

Самым главным сюрпризом для главы "Ликуда", конечно, стал категорический отказ Авигдора Либермана войти в правительство.

В израильской политике не принято отказываться от постов из-за принципов. Для большинства действующих политиков, включая глав партий, попросту немыслимо поступиться престижными портфелями министра иностранных дел и министра абсорбции из-за обещаний, данных своим избирателям.

А Либерман сказал: если не будут пересмотрены обязательства перед ортодоксами, если не будут выделены средства на решение пенсионной проблемы репатриантов, НДИ к коалиции не присоединится. И обещание свое выполнил.

До последнего момента Нетаниягу был уверен, что это просто коалиционный торг. Что Либерман просто хочет "выбить" побольше, как это, в общем-то, и принято. И когда убедился в серьезности его намерений, запаниковал, и даже предложил пост министра обороны, что было чревато серьезными проблемами в собственной партии. Либерман отказался и от этого!

Нетаниягу, признанный мастер политических интриг, сделал "ход конем": предложил Орли Леви-Абукасис и Софе Ландвер посты министра социального обеспечения и министра абсорбции соответственно, если они присоединятся к "Ликуду". Но и они отказались от щедрого предложения главы правительства.

Оскорбленные до глубины души ликудники обвинили Либермана в краже правых мандатов. На что в НДИ ответили, что назвать эту мертворожденную коалицию правой нельзя даже с большой натяжкой.

Более чем сложно считать действительно правой верхушку "Ликуда", которая голосовала за размежевание. Или ШАС, поддержавший соглашения Осло. Что уж говорить про "Еврейство Торы", часть избирателей которой вообще не признает сионистское государство?

Да и Беннет с его программой раздачи израильского гражданства палестинцам вызывает серьезные сомнения. Новая коалиция не готова строить в Иерусалиме, Иудее и Самарии, свергнуть режим ХАМАСа в секторе Газы, принять законы о еврейском характере государства и смертной казни для террористов.

Вообще, последние выборы выявили одну тенденцию: усиление оппортунистических партий за счет идеологических. Фактически, из идеологических партий осталось всего две: НДИ справа и МЕРЕЦ слева. Все остальные "заточены" не на идеологию, а на власть ради самой власти.

Арабский блок находится вне данной системы координат, поскольку является чужеродным образованием для еврейского государства и враждебным по отношению к нему.

Сумев в ходе предвыборной кампании в очередной раз внедрить в головы нехитрый, но крайне эффективный лозунг "Или мы, или они", Нетаниягу и Герцог как магнитом притянули голоса как справа, так и слева, "раздев" небольшие партии. А потом превратили эти голоса в разменную монету для собственных политических целей.

При всем этом возникает вопрос: насколько оправдана принципиальность Либермана? Возможно, ему все-таки следовало войти в правительство, хотя бы для того, чтобы предотвратить новые выборы, весьма дорогостоящие? Возможно, даже "правительство капитуляции перед ультраортодоксами" лучше, чем политическая нестабильность?

На все эти вопросы ответы — отрицательные. Даже при наличии 67 депутатов коалиция, построенная на изначально зыбкой основе, будет абсолютно нефункциональной. Правительство, которое, с одной стороны, кричит о необходимости затянуть пояса из-за нехватки бюджетов, одновременно инициируя закон об увеличении числа министров с 18 до 22 и введении неограниченного числа замминистров, порочно в своей основе.

Религиозным партиям обещано 8 миллиардов шекелей, а 700 миллионов шекелей на пенсии репатриантам не нашлось. И это только первый камень из будущего камнепада. Подобный образом оно будет работать и дальше, если, конечно, это можно назвать работой.

Очень непросто представить, как будут уживаться друг с другом лидеры составляющих правительство партий, и когда именно критическая масса противоречий между ними вызовет взрыв, который его похоронит.

Что сможет сделать новая коалиция, которую Либерман назвал "правительством оппортунистов и конформистов", кроме как "раздербанить" государственную казну за тот недолгий срок, что будет ей для этого будет отведен? Ничего.

Михаил Фейгин,